Цназария и бес бесконечного спуска

Цназария сидела у утреннего окна и листала страницы ветхой книги, подписанной на обложке как Encyclopædia nųbęsque tęctǫrum salsǫrum.

Бес церемоний. Уровень 21, EJNI-FWVX-1DUM-C01E.

Не подходит. Слишком высокий уровень.

Бес сыра. Уровень 45, QM26-XWHG-OQPT-XEK3.

Дальше.

Бес попальцевой строматолиточеканки. Уровень 19, BOCJ-EYE1-EC1W-JR9B.

Чего?? Хотя уровень всё ещё не тот. И выпавший ночью снег под окном начинает превращаться в слякоть, но это иррелевантно. Цназария полистала ещё, но уровни были неумолимы. Потом ещё полистала, между делом наткнувшись на удивительное

Бес Наполеона. Уровень 4294967265, HIXM-AOBF-5NA3-WXPU.

И ещё полистала, потом перевернула книгу и начала читать теперь уже чётные страницы:

Бес Тетратавы. Уровень 34, QDEU-2DDX-D8D0-3YQY.
Бес зульвадного карандаша или нет. Уровень 22, LG3Q-H87Q-SY1K-HT0S.
<…>
Бес джинн фея колдунчик. Уровень 41, KVSN-CRMG-A055-CA83.
Бес конечного спуска. Уровень 3, HWV4-1BVR-T16G-EIJU.

Ура! Цназария обрадовалась и чуть не уронила Encyclopædiam. У неё был второй уровень толерантности и второй — терпения, что в сумме давало больше трёх. Наконец-то она вызовет настоящего беса!

Положив книгу на подоконник открытыми страницами вниз, Цназария придвинула ноутбук, набрала «HWV41BVRT16GEIJU» и увидела немедленный ответ: «ваш код правый», после чего ноутбук загорелся и чуть не упал с подоконника. Хорошо, что в книге было предупреждение.

После того как пожертвованный во имя науки ноутбук догорел, превратившись в неаккуратную и неоднородную кучу большей-частью-пепла, та сразу же зашевелилась, и из неё показалась маленькая фиолетовая рука, чуть не цапнувшая Цназарию за любопытный поднесённый близко нос.

— Э-эй! — возмутилась она. — Я твоё начальство!

— Простите. — аккуратно раздалось из кучи после появления оттуда фиолетовой головы c треугольными ушами. И сразу же явились ещё одна фиолетовая рука, фиолетовый хвост и почему-то разные (фиолетовая и синяя) ноги. Бес был пушистый как котёнок, и размера того же. У Цназарии рот не был на замке:

— А почему такой маленький? / А почему синяя? / Ой какой хорошенький! — собралась она сказать параллельно, но получилось только последовательно.

— Уровень какой? 4! Вот и маленький. Точнее, наоборот, маленький, и потому уровень 4. — технично сказал бес и сразу принял задумчивый вид. — А синяя нога левая. Я всё время забывал раньше…

— А ногти длинные — это такая мода, да?

Бес пошевелил пальцами и промолчал. Хотя ногти были маленькие, всего с полпальца длиной.

Бес полиспаста с коэфф.. Уровень 28, EOK8-K18Y-ZI5O-WX4O.

— Ну что ж. — сказала торжественно Цназария. — Что ты умеешь, Бес Конечного Спуска?

Вместо того чтобы подчиниться и ответить, бес внезапно немного, но различимо позеленел и, побегав глазами в поисках, бросился к лежащей рядом книге и стал её переворачивать страницами вверх…

— И здесь опечатали, негодные! — в сердцах сказал он и, повернувшись к Цназарии, принялся извиняться, а потом добавил: — Я бес бесконечного спуска, но они всё время, видимо, считают, что я говорю «бес, бес конечного спуска», и печатают неправильно! И, прошу вас, не надо капитализации, это же не имя.

— Спасибо! Я запомню. Бесконечного, говоришь?

— Да. Я могу бесконечно спускаться. И, к сожалению, это всё, но если интерпретировать творчески… Показать, да?

— Давай! — сказала Цназария.

Бес сахарной пудры. Уровень 63, XJDP-U69Y-OC5U-PZTL.

Бес залез к Цназарии на ладонь (ух, тяжеловат для схожести с котёнком); поморгал то левым, то правым глазом, то обоими; подёргал ушами; взялся за цназарин палец — и сразу же комната пошла вверх, постепенно всё быстрее и быстрее. В полу не было никакой дырки, Цназария с бесом пролетели и через два нижних этажа (интересная отделка, хотя времени насмотреться не было), и через подвал, и пошла темнота.

— Верхние, средние и нижние слои почвы. — заметил бес. — Включить свет?

Цназария кивнула, хотя в темноте не видно, потому она зачем-то кивнула ещё разок. Вокруг стало светло как от трёх средних свечей, стали видны комки и маленькие кусочки земли, корни, камешки и удивительные подземные животные.

— Кстати, меня зовут Эскалера. — сказал бес. «Что-то романское», — подумала Цназария.

Ландшафт проносился всё быстрее и быстрее, и тут земля кончилась, уступив место камню. Или камням. Смотря как сказать. Камни трудно было различить. Цназария подумала, что не чувствует невесомости, что было странновато; она стояла на постоянно меняющемся дне. Как будто внутри прозрачного бура.

— И долго так можно спускаться? Действительно бесконечно? — обратилась Цназария к Эскалере. — А после центра Земли что пойдёт?

Бес закашлялся.

— Нет центра! — сказал он важно. — Вот мы сейчас всё сами увидим.

Бес приятного аппетита. Уровень 11, 94GG-9ERD-VMIX-B0GZ.

Движение ускорилось ещё сильнее, вокруг начало немного светить красным.

— О, по-планковски! — вслух подумала Цназария. Эскалера на ладони (уже на другой, предыдущая устала) кивнул.

Краснота вокруг усилилась и перешла в оранжевоту, а потом и в ослепительный свет неопределённого оттенка. Цназария зажмурилась, но вдруг свет потускнел. Глаза открылись, и вокруг был неяркий желтовато-оранжевый с точки хрения Цназарии цвет.

— Оптический экран 10%. — сказал Эскалера. — А вот теперь…

И вдруг свет стал быстро зеленеть — как шкурка лайма, как трава, как изумруд — потом синеть — как море в такую погоду и море в этакую погоду, и небо.

Ну да, вокруг было уже небо.

— Не поняла. — честно и без тайных эмоций сказала Цназария, смотря куда-то вниз на редкие облака и какие-то полосочки, клеточки и другие угодные модельерам текстуры.

— Агаа! — обрадовался бес и потёр руки, чуть не вывалившись. — Тор! В ядро мы не попадали.

— Поняла. — продолжила сразу же Цназария тем же ровным голосом, хотя и не сводила глаз с медленно приближающегося облака. Наконец, она опомнилась. — А можно здесь остановиться?

— Теоретически нельзя: надо спускаться. — сказал Эскалера скучным голосом. — Но практически можно выбрать ма-а-аленькую скорость!

И они остановились около вершины облака. Оно на глазах меняло форму, что неудивительно и красиво одновременно, что неудивительно и красиво одновременно.

Бес-глас. Уровень 45, QEPF-EKJ8-WWXW-CQSX.

Можно было бы так и дальше смотреть, но сзади Цназарию что-то сильно стукнуло в спину, и она выронила беса, который быстро остался десятком метров выше и завопил или, скорее, запищал. Подняв голову и не забывая размахивать руками, Цназария увидела летящий в сторону облака Vorbis, который уже пытался развернуться. Бес тоже стал спускаться значительнее и приближался. Цназарии не суждено было погибнуть, и она, не успев как следует перепугаться, решила провести время с пользой и подумать, как же Vorbis может летать, и почему оттуда никто не вываливается. Хм. Наверно, Оккам уже вывалился оттуда, и кабинка машина времени летала сама по себе, пустая. Вполне может статься, что это обычное поведение пустой каби//

Ну вот, даже додумать не дадут.

∗ ∗ ∗ ∗ ∗

— Здравствуйте. — сказал доктор философии Уильям Оккам бесу бесконечного спуска Эскалере. Бес поклонился и спрыгнул с рук на пол.

Гостья Цназария собралась что-то сказать, но Оккам её аккуратно остановил (это можно, так как извиниться за неосмотрительность он уже успел) и сказал сам:

— Стой-стой. Надо сказать тебе, что я теперь доктор философии в физике, перед тобой машина времени Vorbis, и кое-что насчёт события C.

— Уже говорил. — ответила гостья. Оккам даже не смутился, а только сказал:

— Тогда не удивляйся, что когда-то в прошлом всё внезапно исчезало.

— И не один раз! Фух, я могла бы и ещё немного попа́дать, но всё равно спасибо. — сказала Ц.. В доме Оккама было тепло, светло — в общем, обычно, — и посередине комнаты стояли стол, стулья и Vorbis с влажной из-за тропосферы занавеской, из которой они только что вышли. Конечно, не из занавески, а из машины.

— Как мы не вываливаемся из Vorbis, когда летим? — продолжила Цназария. — Прости, я на всякий случай закрыла глаза, хотя я обычно не боюсь таких мелочей как падения с неба в кабинках. Ну, то есть, в Vorbis’ах.

— В том и дело. — ответил Оккам. — В специальном режиме в ней есть пол, зеркало, ложка для обуви, поручни и откидное сиденье!

За занавеской действительно угадывались все эти компоненты. Кстати, стены и занавеска были на этот раз не зелёного и не оранжевого, а белого цвета.

— А, белая? — проследил за взглядом Оккам. — Так режим не перепутаешь. И сочетается с любым интерьером!

Кстати об интерьере. Он был интересным, но Цназарию не могла оставить в покое мысль. И вот сейчас она наконец поймала эту мысль и поняла: почему всегда столовая? Что, нельзя жить без еды? Вспоминая эпизоды своей жизни, она всегда видела где-то с краю чай. Или стол. Или стул и какую-нибудь вкусную конфету. Зачем? Почему? 381? Бессмысленные вопросы, но не задай их сейчас — будут мешать спать. А теперь всё в порядке.

Цназария села на стул рядом с местом, где Эскалера пил из пиалы кофе. «Любой бес обладает способностью сделать немного кофе» — гласила оставленная дома Encyclopædia. Оккам присел с другой стороны от беса, улыбнулся и сказал:

— Странно, бесами зовут таких порядочных существ. (Или это ошибка наблюдателя.)

Бес порядка и какой-либо системы. Уровень 30, 292B-82VC-QAFO-DU3E.

— Что вы, что вы! — сказал отвлёкшийся от кофе Эскалера. — Чем выше необходимый уровень, тем хуже, уверяю вас! — он выразительно помахал руками. — Именные бесы самые тихие, и их любой дурак может призвать, а чем абстрактнее — тем одиозней и //

Он не успел договорить, потому что кончилось время транзакции. Придётся вызывать снова…

— Ну вот… Интересный собеседник. Не успела спросить, почему нельзя спуститься в ядро Земли. — сказала грустно Цназария. — Ладно, потом ещё. А теперь покажи мне дом!

— С удовольствием! — ответил Оккам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

:) :D :( :E: ;) :yes: :no: :donno: more »

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.